Пепельный
Я все понимаю и смеюсь
Я сажусь на землю и выдыхаю. После этого закрываю глаза.
Ладонями прикасаюсь к траве справа и слева от меня, перебираю ее пальцами, мягко прикасаюсь своими печатями. Здесь я чувствую себя хорошо. Чувствую родство с каждой травинкой. Возможно, я и сам травинка, просто какой-то альтернативной формы. Меня тоже касается чья-то рука, и я слегка раскачиваюсь под ее прикосновениями. Я не чувствую угрозы - меня не хотят сорвать, как и я не хочу сорвать своих братьев и сестер. Просто... поиск контакта. У меня - с землей. У руки надо мной - со мной. Или тоже с землей, через меня. И я травинка между чем-то большим и чем-то большим, но невидимым.

- Что я должен сегодня услышать?
- Услышь себя.

И я пытаюсь слушать.

Вутри меня прибрежные скалы. И что-то большое точит их, злобно вгрызаясь. Но небо спокойно, легкий и красивый закат.

Внутри меня движется Лес. И я двигаюсь вместе с ним.
Лес просто встал и пошел, куда-то впереди и влево, оставляя за собой пепельные следы. Пусть по этим следам кто-то придет. Я не знаю, кто это будет, но я уже жду его Может, это буду я сам, и эти следы уходят в прошлое. Может, это будет мой давно потерянный брат, которого я жду, несмотря ни на что. А, может, это будет кто-то, кого я еще ни разу не встречал, но кто останется надолго. Я не знаю. Но я люблю гостей. Я люблю каждого, кто приходит, и скорблю о каждом, кто уходит. Просто потому, что мне это нравится. Мне нравится праздновать каждую жизнь и придавать смысл каждой смерти. Это добавляет в жизнь красок. Хотя я всегда помню о том, что Цикл един, что конец - это всего лишь начало чего-то другого, просто трансформация.
Я помню всех, кто приходил в мой Лес, и помню, как они приходили другими. Я видел смерть, я знаю ее лицо, и в нем нет нчего страшного.
Как нет страшного и в переменах. Есть неотвратимое, но страшного - нет.
Моему "дневному" телу следует принять эти знания и не отпускать их, а не то его унесет ветром раньше, чем оно успеет сделать вдох. Помни о смерти, мой пепельный брат, помни о том, что все перемены только она и есть. Тогда тебе никогда не будет страшно.

Внутри меня горит огонь. Спокойно и ровно. Я - горящая трава. Я - горящий вереск тех полей, по которым шел годами ранее в другм обличии. Я - говорящий куст собственного прошлого. И я говорю себе: "Мне не страшно", потому что в этом послании куда больше, чем я мог бы вложить в любые другие слова.
Мне не страшно, когда меня ксается незримая рука.
Мне не страшно, когда внутри бушуют волны.
Мне не страшно, когда движется Лес.
Мне не страшно сейчас, а, значит, тебе будет не страшно в будущем. Ты будешь гореть, а огонь ничего не боится, даже воды, потому что огонь будет жить вечно. Когда он потухнет в тебе, он загорится в ком-то другом, и так будет впредь и было вовеки. Ты будешь огнем в Лесу, его духом и сутью, пока не придет время других ветров, которые тебя задуют. И в этом не будет ничего печального, потому что Лес продолжит существовать. Потому что смерти нет, есть тольо трансформации. Потому что конец сам по себе никогда не бывает страшнее начала. Потому что просто придет время.
А пока что... его не существует.
Быть может, потому, что ты и время отменяете друг друга.

Мне не страшно.
Я открываю глаза.