Пепельный
Я все понимаю и смеюсь
Я закрываю глаза. Это - мой способ путешествовать по мирам.
Звук клавиш заменяет мне стук барабана.
У каждого шамана свои ритуалы, и что поделать, если мои такие... обычные.
Мне нравится.

Я протягиваю руки.
Левую берет рыжий, крепко и мягко стискивает.
Правой касается Ворона, ее руки мягче и жестче одновременно.
Так мы и сидим, втроем.
Нет.
Нас больше. Целый мир во мне. Целый Лес. Сейчас он шумит листвой. Дует ветер.
Часть моей души пускается в пляс, и из-под его ног вылетают искры. Огненный танец в пепельном Лесу.
Я улыбаюсь.

- Кто я?
- Ты - сила, энергия.
- Ты тот, кто задает вопрос.

- Танцуйте со мной.
- Мы всегда с тобой танцуем, даже если ты не осознаешь свой танец.
- Тебе следовало бы яснее смотреть на танцы.

- Что здесь происходит? Почему я сплю?
- Ты заснул, чтобы выжить.
- Ты заснул, чтобы жить.

- Мне кажется, я говорю слишком громко. Мне это не нравится. Это сбивает танец.
- Тогда молчи и просто будь с нами. Ощущай, как по рукам проходит энергия. Светлая и темная, лисья и воронья, северная и южная. Мы твои части, мы твои спутники, мы твоя музыка, мы стуки твоего барабана. Позволь себе пуститься в пляс. Позволь себе камлать. Позволь себе просто быть и делать вдохи и выдохи. Ты рожден за этим.
- Я рожден, чтобы танцевать. Да, я слышал это от своей Силы. Скажите, вы ведь тоже отчасти она.
- Мы с ней связаны, это правда. Особенно Рыжий. А я больше связана с Тенью.
- Кто таккая Тень?
- Тень - это твой след. Тень - это всего лишь Тень, оборотная сторона, вторая личность.
- Вторая?
- Тень была с тобйо с момента твоего рождения. Куда уж глубже.

- Постойте. Тише. Я почти не слышу Лес за нашим разговором, а я хочу быть там. Я хочу его слышать.
- Смотри в наши глаза и не отпускай наши руки. Только не отпускай наши руки. Это - твоя связь со всем миром. Мы тебя провожаем. Мы тебя оберегаем. Мы - твои помощники. Твоя Тень и твоя Сила.
- Вас всего двое? Вас нет в Лесу?
- В Лесу свои законы. Лес там справляется один, но иногда мы приходим потанцевать с ним. Потанцевать с Фениксом.
- Я вижу огонь, снова. Он так изяшно и сильно танует. Я хочу также.
- Ты уже танцуешь, Аши. Это ведь ты в Лесу. Это твои ноги движутся, это из-под твоих ступней вылетают искры, это твой огонь полыхает между и внутри деревьев Леса. Это все ты.
- Почему я это теряю?
- Потому что ты не сосредоточен. Ты теряешь концентрацию. Тебе нужны наши руки, чтобы видеть и чувствовать, но ты не согласен всегда держаться за них. Ты хочешь свободы, в том числе от самого себя и своего танца. Иногда. Иногда ты позволяешь себе заснуть, чтобы выжить таким, какой ты есть сейчас. Чтобы не перерождаться снова. Хотя перерождения - твоя вторая натура, Феникс.
- Мне следует умереть?
- Тебе следует научиться жить. Научиться дышать свободно, без страха, как сейчас, в любой момент свое жизни. Научиться дышать ровно, яростно, тяжело; научиться дышать по-разному. Ты ведь не дышишь, пепельный. Почему ты не дышишь?
- Я... Мне страшно. Что-то в горле, заакрыто, замуровоно.
- Сотня невысказанных слов? Тысяча не произнесенных выдохов? Почему ты молчишь, пепельный?
- Потому что я разучился петь. Я утратил свой голос. Куда он ушел? Кто его отобрал?
- У тебя отобрали голос. Что ты можешь с этим сделать?
- Я могу отправиться на его поиски. Вы пойдете со мной?
- Я отправлюсь с тобой. Рыжий в этом не помощник, он останется здесь стеречь твое тело. Ты так слаб, пепельный, так нежно слаб.
- Я беру твою руку, черная. И мы идем.

Мы встаем с земли, где находились до этого. Я чувствую странную силу в своих ногах, пружинящую.

А затем наступает темнота.
Мы идем искать место, где находится мой голос. Мы ищем того, кто украл мой голос.
Ворона ведет меня, не отпуская мою правую руку. Мы идем сквозь темноту, шаг за шагом. Темнота похожа на тоннель, я чувствую своды, хоть и ничего не вижу, путь уходит вниз. Мы движемся все глубже и глубже, уходим в землю.
А потом выходим в место у озера. Это происходит внезапно, но вдруг вместо темноты подземелья я вижу перед собой поляну и воду. В воду втекает какая-то другая вода, то ли водопад, то ли ручей, я не вижу, но чувствую. Слышу журчание воды.
Ворона дает мне оглядеться, а затем начинает вести дальше. Вода остается справа, мы идем вдоль И уходим от озера.
Мы движемся по какому-о полю. Я чувствую тяжесть в горле, пытаюсь сглотнуть, но от неприятного ощущения это не помогает.
- Это значит,что мы приближаемся, - говорит мне Ворона, слегка сжимая мои пальцы в поддерживающем жесте.
И вот мы оказываемся за какими-то кстами, откуда видна поляна. Поляна, окруженная деревьяси. Там стоит мужчина, у него хижина или маленький шалаш, я не могу разобрать. Он не на привале, он уже давно обитает в этом месте. Перед его местообитанием стоит деревянная клетка, в клетке сидит девушка. Рядом горит костер. Мужчина странно одет,я не могу раглядеть его лица... если оно вообще у него есть. Он маленький и сгорбленный, и не совсем похож на человека. Он возится с огнем, напевая какие-то песни себе под нос, движения суетливые, какие-то маленькие. Он часто потирает ладони, будто замерз.
Я понимаю, что мой голос - это девушка... Или он находится у девушки, спрятан где-то у нее. Нет, он спрятан где-то у мужчины...
- Девушка, - коротко прерывает меня Ворона. Она говорит негромко, но не шепотом, словно никто с поляны не может ее услышать. - Что ты хочешь сделать?
- Я не знаю.... Поговорить с мужчиной? Может, он согласится обменять на что-то мой голос?
- У тебя есть, на что его менять?
- Я не знаю. Мне кажется, что есть.
- Ты хочешь сбежать отсюда и не делать ничего.
- Да, ты права. Мне страшно. Меня пугает этот человек. Его песенка... Она угрожает.
- Я могу его отвлечь, а ты иди и оовори со своим голосом. Открой ей клетку и уговори ее пойти с тобой. Я справлюсь с духом.
- Что, если ты пострадаешь?
- Во мне достаточно силы, чтобы противостояь его песенке.
- Давай попробуем.
- Обходи поляну по круг.
И я иду обходить поляну по кругу, двигаюсь вправо, обхожу жилище, заожу с другого бока. Мне страшно, руки слабеют, но я решил не сдаваться и хотя бы попробовать. Я верю Вороне, что мы справимся. Нужно только уговорить голос пойти с нами.
Я приближаюсь к
Песенка затихла. Я слышу обрывк разгвора. Мужчина отошел от костра, и теперь я могу приблизиться к клетке. Подхожу близко близко и окликаю сидящую внутри девушку.
- Эй.
Она поднимает голову. Лицо у нее испачкано то ли грязью, то ли сажей, глаза потухшие, губы обветрены. Она измождена и бледна. Она ни звуком не реагирует на мое появление.
- Я пришел за тобой, - говорю я шепотом, присаживаясь на корточки рядом, чтобы оказатться с ней, сидяшей на земле, вровень.
- Зачем? - безучастно спрашивает она.
- Потому что ты моя часть и мне без тебя плохо, - говорю я и присматриваюсь к замку. Ничего сложного, мне кажется, его даже изнутри можно было открыть, просто протянуть руку чере решетку.
- Я не могу ходить.
- Ничего страшного, я смогу тебя понести, только согласись идти со мной.
- Я тебе правда нужна? - говорит она, и в вглазах впервые появляется какое-то выражение.
- Очень.
- И ты больше не причинишь мне боли?
- Я делал тебе больно? Прости меня.
- Я не хочу идти с тобой, - говорит она и снова тускнеет.
Я вздыхаю и сажусь на колени. Мне теперь не страшно, я готов говорить долго, хотя очень хочется все еще уйти.
- Чем я тебя оидел?
- Ты забыл обо мне. Ты не пользовался мной. Ты перестал петь Я так любила петь....
- Я тоже любил петь. И сейчас люблю. Возвращайся ко мне, будем снова петь вместе.
Я открываю клетку и протягиваю две руки, ожидая, что она как-нибудь отрегирует на это. Но она прожолжает сидеть, только скользнула взглядом по рукам.
- Я устала, - говорит она. - Наверно, я больше не смогу петь.
- Сможешь. Со мной - сможешь. Мы будем вместе.
Я стараюсь говорить уверенно, но на деле я неимоверно устал. Так устал,что, мне кажется,еще немного - и я лягу на землю рядом с клеткой и тоже впаду в оцепенение, как девушка.

На плечо ложится горячая рука, стискивает кожу до отрезвляющей боли.
- Уходим. Живо, - командует рыжий. Он протягивает руки и забирает голос из клетки. Я поднимаюсь сам.

Мы казываемся во внутренних пространствах. Какая-то комната,которую я раньше не видел. Кровать у стенки. Рыжий кладет на нее голос.
- Она должна отдохнуть, а потом вы поговорите снова.
Рыжий снова стискивает мое плечо.
Я открываю глаза.