Пепельный
Я все понимаю и смеюсь
Вчерашний день подарил тебе откровение: оказывается, с теми, к кому испытал нечто наиболее похожее на влюбленность, можно очень долго смеяться. Почти всю ночь, целое утро. Почти над всем.
И тепло обниматься.

Ты учишься называть все другими словами. Иногда это очень полезная наука, особенно если в результате нее легче дышать, спокойнее жить, проще идти на откровенность, которая, как ни посмотри, нужна в первую очередь тебе самому.
Энергия, которая до этого периодически сжималась до черных засасывающих воронок, едва ли не впервые течет спокойной рекой, и у этого ощущения нет привкуса временности. Можно не бояться, можно не биться головой в идол стереотипа, следование которому, как тебе казалось, обязательно, можно больше не бегать с отчаянием в душе из-за чувства, что этот бог никогда не поселится в тебе, и это настоящая трагедия, можно никого не обманывать, говоря слова, значение которых от тебя слишком, невероятно, невыносимо далеко.
Можно не любить.
И совсем не парадоксально то, что после принятие этого постулата любви внутри тебя становится только больше. Другой, не той, что ты так драматично искал, будучи уверенным, что, не любя, невозможно иметь какого-то важного куска самоценности. Теплой и мягкой, не требующей никаких жертв во имя ее, позволяющей опустить гранитные стены вокруг себя и просто обнять человека рядом. Ничего не предлагая, ничего не вынуждая дать взамен, просто передавай импульс любви и глубинного принятия.

Я тебя люблю.
Тебе есть место в этом мире.
Я рад, что ты есть в этом сейчас.
Пожалуйста, продолжай быть.
Ты нужен.
Ты любим.