• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:58 

Первое камлание

Я все понимаю и смеюсь
10:01 

Эра Феникса

Я все понимаю и смеюсь
Ну что ж.
Вот и настал день признать: я стал слишком стар, чтобы перетаскивать свои кости на новое место.
Поэтому, как и полагается Фениксу, буду строить себе гнездо на пепелище старого. То есть - буду начинать новый дневник там же, где закончился прошлый.
О чем буду писать? Пока не знаю. Вероятно, о многом. В основном - о так называемом странном (на моем языке оно скорее "правильное"), из которого состоит теперь вся моя жизнь. Она пронизана, как нитями, странными событиями, но еще больше в ней странных звуков, звучащих отовсюду. И какая же радость, что я умею переводить со этого бессловесного на русский.

О чем бы рассказать для начала?
Пожалуй, скопирую сюда то же, что написал первой записью на новой странице вконтакте:

"Вы можете узнать меня по образу Одина, Персея, Сворожича, Джуффина Халли, безымянного друга Нёхиси, Седого из "Дома, в котором...", биплана Ричарда Баха, в песнях Мельницы, Fleur и Пикника, в стихах Блока, Бродского, Полозковой и Яшки Казановой, в 31 старшем Аркане и в каждом из 52 младших, во многих языках... Узнать по тысяче имен, образов и даже предметов потому, что во всех них есть мои осколки, отражения, отблески - все указующие знаки, чтобы вести Вас ко Мне, а Меня к Вам.
Я сделал_а всё, чтобы Вы ждали МЕНЯ, сами того не ведая, сами не догадываясь подчас о том, что чего-то ждете, никогда не понимая, кого и что ждете.
Я тоже ждал себя. Долгих двадцать два года ждал, искал и мучился. И пришел, и нашелся, и буду впредь. Для себя. Для вас. И для всех прочих.

Мое имя, упав в почву русского языка, трансформировалось в слово "генезис", и это - моя подсказкам всем, кто захочет вспомнить меня самостоятельно ;)

Доброе утро.
Я называю себя Аши (от норвежского слова "пепельный") Норд, иногда - Женя или Евгений, и так будет еще довольно долго, так что тоже можете звать меня одним из этих имен.
Одна просьба: _не зовите никого другого, когда обращаетесь ко мне_. Это может плохо кончиться.

Для всех своих: Лес дышит и растет.
Первый Летающий Град запущен в небо, тестовый вид - дерево. Макет прилагается к письму)
Всем счастливых полетов на наших песнях и радужных ветрах. Помните, камра - это солнечный кофе. А бальзам Кохара уже в процессе разработки.
Попутных! Полотенца не забывайте!

P. S. Теперь я вижу, как прекрасна Земля в момент своей смерти, Доктор. Твоя Роза-Донна.
P. P. S. А вы слышите стук барабанов?..)"

03:07 

The end

Я все понимаю и смеюсь
Скорее всего в этом дневнике больше не будет записей.
Дело в том, что он полностью выполнил то, зачем мы его создавали.
Но - я все еще присутствую на дайри. И это значит, что мы буду отвечать на все комментарии и у-мылы. Можете писать нам с любыми вопросами и по любым поводам.


@музыка: Camille – Equation (French Version) (Ost Маленький принц)

05:07 

Одиночество

Я все понимаю и смеюсь
Когда ты в очередной раз обновляешь все сайты в смутном желании поговорить хоть с кем-нибудь, ты уже не можешь отрицать тот факт, что тебе одиноко.
Это какой-то совершенно новый сорт одиночества.
Оно не сводит с ума.
Оно не появляется в союзе с прокрастинацией, когда кто-то нужен на самом деле лишь затем, чтобы отвлечься от неинтересного дела.
Оно не является результатом отсутствия вдохновения, когда позарез необходимы новые яркие эмоции, а без них жизнь становится блеклой и неинтересной.
Оно точно не является следствием зависти.
И оно не проходит после общения с друзьями, хотя с ними, конечно, на время становится легче.

Это одиночество похоже на что-то очень трепетное внутри тебя. Что-то тонкое и вибрирующее, доступное лишь тогда, когда ты находишья в состоянии покоя, дышишь глубоко и медленно. В остальное время оно словно слишком ранимое, чтобы даваться в ощущениях, слишком нуждающееся в защите, из-за чего повседневная броня прикрывает это место в первую очередь, слишком... живое и человеческое, чтобы ты давал это себе ощущать раньше.
Но теперь оно доступно и нуждается.
Тебе хочется держать кого-то за руку, засыпая.
Тебе хочется иметь возможность придти и уткнуться в чьи-то теплые и безопасные объятия.
Тебе хочется касаться кого-то, на это время забывая про весь остальной мир и расслабляясь.
Тебе хочется ощущать, что вот это - оно надолго, потому что оно просто не может закончиться в любой момент.
Тебе хочется любить и ощущать любовь в ответ.
И тебе кажется, что тогда то живое и трепетное, что есть внутри тебя, - оно словно разрастется, заполнит тебя целиком, теплое и огромное, и передастся другому человеку, а от него тебе передастся что-то другое, возможно, не менее теплое.

Но искренне смешит тот факт, что именно в эту пору ты поставил на себе крест в плане личных отношений. Во-первых, ты искренне сомневаешься, что с ворохом своих "ярлыков" кого-то привлечешь. То есть, читай: привлечешь кого-то такой, какой есть. А, во-вторых, у тебя явные проблемы с новыми знакомствами. Ты ничего не чувствуешь от людей, что в последнее время появляются в твоей жизни, и поэтому у тебя нет чего-то очень важного, что необходимо, чтобы поддерживать диалог.
Тебе хочется любить.
Но совершенно нет потребности и желания искать любовь. Знакомиться, искать точки соприкосновения, вычислять, есть ли шанс на ответные чувства (а без этого, как показывает история, ты не влюбляешься), сравнивать приемлемое и неприемлемое друг друга...
И ведь ты не из тех, кто верит в любовь с первого взгляда. Так что тебе по собственной вере и в соответствии со своими желаниями остается? Только ощущать одиночество, щупать его и ждать. И, конечно, обновлять и обновлять страницы, в поисках того, что поможет отвлечься.

01:47 

Память - ценность?

Я все понимаю и смеюсь
Является ли память такой уж ценностью?
Ты лежишь, смотришь в потолок и думаешь об этом вместо того, чтобы спать. И не знаешь ответ.
Ты знаешь, что долгое время это было твоей обязанностью - помнить. Просто в силу того, что ты обешал.
Ты помнишь собственные слова о паутинах-лабиринтах и том, как измеряется жизнь представителей твоей расы.
Но вот ты лежишь и не можешь понять, почему для тебя память стоит на неком почетном месте в системе твоих ценностей. Почему ее сохранение является едва ли не более ценным, чем получение нового опыта. Почему ты позволяешь памяти диктовать твою жизнь и твои настроения в настоящем. Для чего это все? Чтобы всегда было, чему болеть?

Ты методично оставляешь временные вехи, делаешь зарубки, запихиваешь тонны добавочных смыслов-воспоминаний за пазуху каждой своей записи. Ты хочешь, чтобы каждый человек, бывший в твоей жизни, оставил после себя какое-нибудь материальное напоминание, а потом грустно улыбаешься, находя эти следы в своих сокровищницах. Даже время от времени берешься собирать билетики в кино и билеты на поезда, чтобы потом было, куда вернуться в своих мысленных путешествиях (впрочем, никогда не возвращаешься, но это другое дело).
Вся твоя жизнь - это сложная система напоминаний о прошлом. Твои украшения, твои дома, твоя музыка.
Ты весь состоишь из прошлого и, что самое удивительное, почти искренне веришь, что все окружающие существа состоят из того же самого. Из опыта, который они вынесли, из людей, которые им встречались, из событий, которые с ними случались, из травм, которые они получали, из всего того, что было. И чувствуешь ложью чужие попытки не помнить о прошлом, отрицать его, не придавать ему значеие.

Тебе никогда не нравились концовки книг или рассказов, перечеркивающие все, написанное ранее. Те самые концовки, когда герои становятся счастливыми в неком другом мире, другом обличии, другом состоянии, и совершенно не помнят о том, что была какая-то другая жизнь, жизнь, из которой они пришли и получились.
Но конкретно этой ночью ты лежишь и думаешь - такая ли большая цена: память за счастье? Может, в этом и состоит счастье - забывать пути, которыми ты пришел? Не помнить о прошлом. Открывать глаза и каждый раз оказываться в новом, неизведанном мире, о котором ничего не знаешь, потому что ничего о нем не помнишь. Жить так, как будто тебя никогда не предавали и никогда не любили. Или так, будто ничего никогда не было кроме вот этой конкретной любви, которая случилась с тобой вот прямо сейчас и прямо здесь. Просто не помнить весь свой опыт, ни положительный, ни отрицательный; не иметь никаких ложных и правильных причинно-следственных цепочек, которые создаются на основе того самого опыта; идти вперед без багажа и пожитков.

Ты думаешь - и не знаешь.

Конечно, правильный ответ, как всегда, находится где-то между. Между памятью и забвением, между тем, чтобы помнить все и не помнить ничего.
Но тебе почти надоели эти "усредненные" ответи, эти полутона. Где-то внутри тебя все еще живет юношеский максимализм, и он хочет рубить с плеча - либо так, либо иначе, и сразу всю жизнь единым махом подстраивать под этот выбор, без компромиссов.
Конечно, он заткнется к утру.
А пока можно просто не знать.

01:22 

Однажды

Я все понимаю и смеюсь
Вот о чем ты думаешь: однажды у тебя просто не будет поводов вздрагивать при упоминании тех, с кем так или иначе пришлось расстаться.
И не то, чтобы ты вздрагивал сейчас. Но почему-то страшно представлять, как, например, кто-нибудь из них ставит лайк под какой-нибудь твоей записью, тем самым давая понять, что все еще принимает участие в твоей жизни, пусть и почти незримое. Страшно - ощутить кого-либо из них так близко. Узнать, что они все еще рядом.
Ты пытаешься разобраться в природе этого страха, и тебе приходит в голову много разных мыслей на этот счет. Ты боишься "сорваться" - изменить своему решению и, например, написать тому, с кем ты больше не собирался общаться. Это маловероятно, но мысли о таком у тебя могут появиться. Но, пожалуй, больше тебя страшит потенциальное чувство не-безопасности, вызванное упоминаниями или появлениями тех людей. Как будто такая вещь, как лайк, может считаться попыткой снова проникнуть в твою жизнь, занять те же позиции, то же место, что было отдано им ранее, вне зависимости от твоего желания или нежелания их там видеть. Тебя страшит то, что подобные действия вызовут у тебя самого внутренние сомнения, темные и раздирающие, с которыми не так-то просто жить.
Тебе не хочется подпускать к себе тех, кто ушел или кого ты сам попросил уйти.
И это свидетельствует только об одном - они все еще тебе небезразличны.
Но однажды - однажды - все они станут для тебя просто людьми. О них кто-нибудь упомянет - и ничего внутри не дрогнет и не сожмется. У них больше не будет власти нарушить твой покой, потому что ты тихо и незаметно отберешь ее у них, успокоив собственные сердце и ум.
Вся боль от расставаний утихнет однажды.
И останется только память. И благодарность за то, что все они - были.

01:24 

Имянаречение

Я все понимаю и смеюсь
Долго ли, коротко ли, но ты нашел новое имя для себя. Отчасти, как всегда, его тебе подарили, отчасти оно тебе приснилось.
Теперь тебя зовут Макс Хи-Цу. И - Химера, как результат скрещивания одного имени с другим.

Хи-Цу по внутренней мифологии твоих сновидений - это морской ветер, дующий в паруса. Чтобы призвать Хи-Цу, нужно повторять его имя с размеренностью дыхания спящего человека.
Собственно, дыхание спящего - это тоже Хи-Цу.

А Макс... А Макс на тебя просто свалился, как бывает со всеми Максами.

Что до Химеры, то сначала ты сложил это слово, а потом на всякий случай посмотрел его в Википедии. И почти облизнулся, прочитав следующее: "Слово используется для обозначения невозможного, несочетаемого. «Ложная идея, пустой вымысел» — такое определение химеры дают сегодня словари". Очень для тебя.

Что ж, посмотрим, какая жизнь ждет Макса Хи-Цу.

19:00 

За много времени

Я все понимаю и смеюсь
Все повторяется снова. Спираль делает новый виток, и так будет, пока тебе нужна эта спираль.
Ты снова полежал в больнице.
Ты снова сделал больно близкому человеку, расторгая с ним связь.
Ты снова решил, что очередное имя тебе не подходит, и ищешь новое.
Зачем тебе нужно повторение этих событий, остается только предполагать.

Фаза без имени дает интересные плоды.
Мысли, которые ты раньше считал своими, вываливаются из твоей голове и жужжат рядом. Назойливо, но причиняя не такой сильный ущерб, как когда они были внутри. Кружатся, кружатся рядом, как совы, внезапно потерявшие адресата.
Истончается связь с прошлым, данные клятвы ослабевают, и ты, внезапно, начинаешь "заземляться". Брат, усмехаясь, говорит, что ты становишься местным практиком, и слово "местный" от него не комплимент. И не оскорбление, впрочем. Ему просто смешно. А тебе... А тебе только и остается, что обращаться к воде, огню и дыму, чтобы развеять плотное облако чужих-бывших-своих мыслей.

Недавно ты перечитывал свои старые рассказы, заметки. По этому поводу тебя пробирает злость на тех взрослых, которые не обращали на тебя внимания, когда это было критически важно, и вспыхивает любовь к самому себе в том возрасте. Тебе кажется, ты был бы сам себе лучшим родителем, чем твои биологические отец с матерью, и пытаешься долюбить себя сейчас. Кто знает, что из этого выйдет.
Недавно ты перечитывал свои старые рассказы и заметки, и в одной из них ты нашел собственный вербальный выбор смерти. Это произвело на тебя довольно странное впечатление. Ты думаешь о том, что все-таки правильно, что тот ты умер. Ты думаешь, что сейчас выбор можно пересмотреть и выбрать жизнь. Ты выбираешь жизнь.

Ты, как всегда, очень много думаешь. Но все еще надеешься, что кто-нибудь когда-нибудь выключит твой мозг и включит сердце.

19:20 

Страх диктует

Я все понимаю и смеюсь
Иногда страх прорастает внутрь.
Ты лежишь на животе, и он медленно обгладывает твои ребра, оставляя на них лишь обрывки плоти, уничтожает тело.
Снова разверзается ад, и ничуть не легче от того, что он существует лишь в твоей голове.
Дышать становится тяжело.
И причиной всего этого, на самом деле, может стать любая мелочь. Например, дурацкое стихотворение, смысл которого ты даже не успел уловить. Или не пришедшее вовремя письмо. Или просто легкая нехватка сна. Что угодно. Заранее не предугадаешь. И остается только надеяться, что так будет не всегда, что когда-нибудь ты снова сможешь читать стихи и ждать писем, не становясь сценой для филиала ада.
Многое в жизни становится из разряда "Когда-нибудь", когда у тебя депрессия. И настоящая беда в том, что нет никакой уверенности, что это "когда-нибудь" наступит. Нет никаких гарантий, что станет легче, а тем более - что станет, как было раньше. Возвращения назад вообще не существует, но почему-то в это хочется глупо верить.

И тебе ужасно хочется, чтобы твое состояние понимали и брали в расчет. Чтобы к тебе перестали лезть с предложениями, на которые ты не способен отозваться, потому что на это нет сил. Чтобы перестали ожидать от тебя того, что ты уже не можешь дать или никогда и не был способен ждать. Чтобы тебя принимали всерьез, когда ты говоришь о своих проблемах.

...

10:06 

Про ревность

Я все понимаю и смеюсь
Слова рождаются в ногах, а затем при ходьбе поднимаются выше и выше, проползают ростками сквозь сердце и расцветают во рту. Собственно, именно поэтому так важно выходить на свежий (или не очень) воздух.
Дыши словами
Живи словами
Говори словами.

В это славное утро тебе хочется говорить. И ты, наконец, вспоминаешь давнюю просьбу: "Напиши про ревность".

Ревность - это сложное чувство, в которое вовлечены два или более человек. Тебе не знакомо или почти не знакомо это чувство с точки зрения того, кто его испытывает, зато ты хорошим с ним с ним знаком с точки зрения того, к кому его испытывают. И если бы тебя попросили дать краткий ответ на вопрос, что же такое ревность, ты бы сказал, что это ограничение свободы.
Ревность - это рычаг боли, которым ни за что не хотел бы владеть тот, кто слишком трепетно относится к чужому состоянию и/или к собственному праву на причинение боли окружающим людям. Зная, что твое общение с другими людьми или с кем-то конкретным причиняет боль близкому тебе существу, сможешь ли ты спокойно общаться с ними или ним? Если ты тот, о ком сказано в первом предложении данного абзаца, - нет. Тебя будет мучить чувство вины или даже стыда. А это явно не те ощущения, которые хочется испытывать. Причинять боль - это не то, что хочется делать. И тогда остается один-единственный вариант - не общаться с тем или теми, общение с кем причиняет боль близкому тебе существу. Именно по этой логике ревность и является ограничением свободы. Объективно добровольным с позиции того, к кому испытывают это чувство, но все же.
Ревность - это также ограничение свободы общения. "Не рассказывай мне о них - я ничего не хочу об этом знать" зачастую превращается в "Не рассказывай, как проходят твои дни", "Не рассказывай о том, что тебя радует или восторгает", "Не рассказывай о том, что для тебя действительно важно и о чем ты переживаешь". Мир полон людей, а еще в нем существует те, кто, не влюбляясь, способен восторгаться едва ли не каждым встречным, рассказывать о каждом знакомом с жаром и интересом, и когда такого человека ревнуют - он слышит именно такой подтекст. Просьбу не рассказывать о значительной части жизни. Это невыносимо, если доверие и свобода выбора тем в общении являются ценностными вещами.
А еще под маской ревности может обитать манипуляция. Когда твоим добровольным решением не причинять боль пользуются для достижения каких-либо целей. Например, для ограничения круга общения. Здесь тебе так и хочется вставить ремарку: "Нет, это _не_нормально, когда после вступления в романтические отношения от всего мира остается один-единственный человек". Или для того, чтобы спроваживать из жизни "неугодных" людей, которые, например, способны показать отрицательные стороны взаимоотношений ревнующего и под-ревностного. Разное бывает.

Иногда ты пытаешься понять, что находится под ревностью для тех, кто ее испытывает.
У тебя в жизни, пожалуй, были только одни отношения, когда ты отчаянно ревновал человека. Он был единственным близким человеком, первым другом, поэтому под твоей ревностью всегда скрывался страх одиночества, страх быть брошенным. И еще немного собственничества, потому что, не привыкший общаться с людьми, до этого ты по большей степени контактировал только с вещами. "Мое (вставить нужное)" для тебя тогда означало, что оно принадлежит тебе, и тебе решать, кто будет или не будет этим пользоваться. С живым человеком такие штуки не проходят, он сам решает, с кем и когда общаться, и твоя обида вкупе со злостью никак на него не повлияют, если у него все в порядке с осознанием собственного я. И ты благодарен, что у твоего первого друга было все в порядке с этим чувством, и он своими действиями показал тебе, что ты не способен на него влиять так же, как на то, что действительно принадлежит тебе.
Схожи ли эти ощущения с тем, что испытывают другие люди, когда ревнуют? Ты не берешься за это отвечать. Пусть об этом пишут люди, более сведущие в вопросе.

Но еще один аспект ревности, который касается тебя напрямую, все-таки существует. Это наиболее сложный вопрос в теме: "Что делать с ревностью?"
Вот ты оказался в отношениях, где тебя ревнуют. Что дальше?
Ты бы определенно предпочел, чтобы о ревности тебе сказали напрямую. Так и так, я тебя ревную, когда ты (вставить нужное). Признать существование этого чувства важно, как и сообщить о его наличие, потому что иначе, как показывает мировая художественная литература и кинематограф, можно наломать огромных дров. Почему нельзя просто признать и не говорить партнеру? Потому что это похоже на бытовой мазохизм, от которого никому не будет легче, особенно - отношениям и доверию в них.
Итак, ревность существует, все партнеры о ней проинформированы. Дальше, тебе кажется, следует сделать две вещи. Во-первых, попытаться понять, откуда растут ноги у этой ревности. Что ее вызывает? Что за ней прячется? Тот, к кому испытывают ревность, по возможности должен помогать испытывающему, по крайней мере, не оставлять его один на один с этим сложным чувством. Во-вторых, должен быть задан вопрос: "Как думаешь, что мы можем с этим сделать?" Например, можно обсудить, сможет ли второй партнер не говорить о других людях, определенных или нет, и насколько для него это будет дискомфортно. Не всем людям так уж важна свобода рассказывать вообще обо всем в своей жизни. Или, например, можно выработать стратегию, как действовать, если партнер начинает ревновать. В компании можно было бы обойтись каким-нибудь тайным знаком, передающим просьбу: "Сейчас я тебя ревную к этому человеку, пожалуйста, подойди ко мне и дай понять, что я для тебя важен". Возможно, такое способно помочь.
Иногда ревность "лечится" только временем.
Иногда с ревностью стоит обращаться к специалистам.
В любом случае, ты в этом уверен, не стоит оставаться с ревностью один на один. Это очень тяжелое чувство.

И последнее кое-что.
Тебе лично доводилось тревожиться из-за того, что ты никого не ревнуешь. В информационной среде слышно: "Ревнует - значит любит", и это переворачивается в сознании до: "Не умеешь ревновать - не умеешь любить". Это подобие пропаганды, распространение вредной мыслишки, что другим людям виднее, как и кого надо любить, какие существуют признаки и приметы любви, а также неустанный лейтмотив: "Ты неправильный, если делаешь и испытываешь не как все". И это очень грустно.
Если ты не ревнуешь - ты нормальный.
Если ты ревнуешь - ты нормальный.
Да ты вообще классненький, что уж там.

01:27 

Извини

Я все понимаю и смеюсь
Иногда единственное, что ты можешь сказать, это "Извини".

Извини, дорогой мир, что мне так больно в тебе существовать.
Извините, люди, у меня совершенно нет сил для общения с вами.
Извини, Дорогое Мрзд.

Потому что когда все начинается по второму кругу, прошлые отговорки начинают казаться фальшивкой. "У меня нет сил", "У меня просто не получается думать позитивнее", "Я не могу заставить себя улыбнуться по твоему желанию", "Последние три дня, что я не писал, я просто боролся с паникой", "Не могу уснуть - вот и засиделся", "У меня депрессия"... Все звучит невероятно пустым. Особенно последнее.
Еще сильнее, чем раньше, кажется, что ты просто не прикладываешь достаточно усилий. Словно подъем, предшествующий новому спаду, лишил тебя свободы ссылаться на депрессию, как на причину чего-либо. Ты же вроде поправился! Тебе же вроде было лучше! Да вот теперь ты точно во всем прикидываешься, потому что нельзя так долго грустить, потому что привык от всего отлынивать, потому что нормальные люди выздоравливают - и забывают о своей болезни, а не возвращаются к ней спустя такой короткий период времени, потому что все это на самом деле не может быть всерьез, так просто не бывает.
Ты устаешь объяснять всем вокруг, что такое депрессия, почему ты уверен, что она у тебя есть, как она протекает для тебя. Ты устаешь в объяснения, и намного проще просто сказать: "Извини".

- Что, опять?!
Извини.

- Прекрати думать о смерти. Пообещай не трогать себя, ради меня!
Извини.

- Не унывайте и не раскисайте, Имярек!
Извините.

- Ты игнорируешь меня.
Извини.

- Как ты мог не выполнить мою просьбу?!
Извини.

- Пойдем гулять?
Извини.

- Перестань так сильно грустить, не надо.
Угу. Извини.

И поворачиваешься к стенке, собираясь уснуть, и едва не утыкаешься в нее носом. Хоть что-то прочное в этом мире, растекающемся под музыку ада в твоей голове.
Ты закрываешь глаза.
И надеешься, что завтра не придется извиняться ни перед кем.

02:01 

Ты

Я все понимаю и смеюсь
Одиночные поездки в поезде все расставляют на свои места.
Поезд - это место, где встреча с собой неизбежна, особенно если книги и устройства, с которых их можно читать, остаются дома. Несмотря на большое количество других пасссажиров, ты остаешься совершенно один и вынужден слушать, что говорит тебе твое нутро.

Алло, внутренние вселенные, у вас там все в порядке? Что, пора менять вот это и вон то? Отлично, есть контакт.

И снова приходят слова.
Не для того, чтобы делать реальность более достоверной, она и так вполне ощутима, но чтобы фиксировать оную. Ставить новую временную засечку, а затем продолжать движение.

Ты учишься никого не спасать.
Который день ты выбираешь между двумя городами, в одном из которых в тебе нуждаются, а во втором ты имеешь возможность получить полезные навыки и другие плюшки лично для себя, и в кои-то веки выбор склоняется ко второму. Тебе говорят: "Ты нужен здесь", и эти слова, те самые слова, которые ты так мечтал услышать несколько лет назад, просто принимаются. Да, ты нужен. Ты знаешь об этом. Это важно. Но не является единственным критерием для принятия решения.
Ты стараешься прислушиваться и следовать своей дорогой.

Ты учишься смотреть на людей и чувствовать к ним интерес.
Когда люди перестают быть поводом для того, чтобы жить или чтобы умирать, оказывается, что их можно не бояться. Несмотря на уверения матери, каждый встречный не стремится причинть тебе боль. Несмотря на мнение бабушки и деда, каждый человек на твоем пути не держит в голове хитрый план, как одурачить тебя. Несмотря на твоих собственных тараканов, "неверно" подобранные слова и "лишние" вопросы не отталкивают людей от тебя навсегда и безвозвратно.
Ты снова встречаешь принятие там, где не ждал, хотя положительный опыт был и ты мог бы довериться.
Ты начинаешь говорить легче и откровеннее, и люди откликаются на это.

Твоя жизнь снова меняется, а ты взял и не ударился в панику, молодец этакий.
Тебе... хорошо

10:47 

Стремление к смерти

Я все понимаю и смеюсь
Это называют стремлением к смерти.
А ты просто живешь, надеясь, что за следующим поворотом на тебя упадет кирпич. Не потому, что все плохо или нечто подобное. А просто потому, наверно, что слишком тяжело тянуться к жизни. Невыносимо тяжело каждое утро снова и снова начинать борьбу с тем, в чем ты жил большую часть осознанной жизни. С мыслями о смерти, с желанием себе навредить, с усталости в духе "Да когда ж это все закончится".
Ты маленький человечек. Тебе нужно теплое одеяло и тихий угол. А большего ты не хочешь и не можешь.

Это называют стремлением к смерти.
Для тебя рисуют схему, стрелочку от жизни к смерти. Ближе к "смерти" пишут: "Наркомания". Ближе к жизни: "Переедание".
Тебя третий раз подряд спрашивают: "Ты хочешь жить?"
И ты послушно отвечаешь: "Да".
А через пару дней сидишь и думаешь, а не попробовать ли тебе наркотики? Не потому даже, что интересно. А потому, что ближе к смерти.

Это называют...
Ты никак это не называешь.
Тебя агитируют сражаться против этого, с этим. Брать меч и идти рубить головы у своих теней. А они тебе - как родные, ты с ними танцуешь такт за тактом уже столько лет, что пора бы сбиться со счета. Ты обращаешься к ним, когда почти нет сил, и выдыхаешь: "Все, становлюсь тенью тоже". Они смеются, гладят тебя по лицу и отчетливо знают, что не станешь. Нет. Пока нет.

Они называют ЭТО.
И только по этой причине ты хочешь делать все назло им.
Что они знают о тебе, о твоей жизни и о твоих тенях? Почему они ждут от тебя этого чертова "Да", после которого всучивают в руки светлый меч Великой Борьбы За Жизнь? Почему их не интересует, что ты не хочешь, не хочешь, не хочешь сражаться?
Ты не воин.
Возможно, ты и не танцор тоже, но ты сто процентный игрок.
Их слова - это всегда вызов, как будто они спрашивают: "Ну что, хочешь вместе с нами бояться смерти? Хочешь вместе с нами жить, продлевая эту жизнь всеми доступными способами? Хочешь, мы скажем тебе, как правильно? Хочешь с нами? Хочешь, мы будем считать тебя смертником или фриком, если ты не пойдешь за нами? Хочешь?" И ты, конечно, хочешь. Хочешь суметь ответить им: "Нет", не теряя достоинства и внутреннего покоя. "Спасибо, я накушался вашей жизнью по самое горло, не приближайтесь ко мне. Не зовите меня стремящимся к смерти лишь потому, что я не бегу от нее, что я говорю о ней, что я ощущаю ее руку на своем плече. Почему вы хотите, чтобы я боялся того, чего так жду? Почему вы хотите отравить мою жизнь еще и этим? Оставьте меня в покое"

Оставьте нас в покое.

23:10 

Детство в лабиринте

Я все понимаю и смеюсь
Кажется, это было неизбежно - впадание в детство после долгих лет неуместной взрослости.
И вот ты идешь между двумя друзьями, держишься за руки, и не иначе как по-летнему теплое солнце бьет тебя в темечко. Шарф превращается в крылья. Друзья - в родителей. Чужие руки - в повод прыгать и повисать на них (чего ты, разумеется, не делаешь, потому что друзья еще пригодятся). Немного дурачась, спрашиваешь у "папы", откуда берутся дети, а после ответа: "Из мамы", широко округляешь глаза и интересуешься уже у "мамы": "А зачем ты ешь детей?" Тебя одергивают, мол, впереди пешеходы с коляской, не надо при них про съеденных детей. А тебе все равно, просто очень хорошо и здорово.

Ты готов со спокойствием признавать, что, да, ты невероятно юн. И дело не в паспорте и даже не в состоянии души. Дело в том, что ты еще не дошел даже до центра собственного лабиринта, что уж говорить про начало пути назад или про выход к людям с какой-нибудь великой вестью. Ты все еще идешь, и путь этот обещает быть долгим.
Особенно долгим он будет, если каждый новый поворот ты будешь встречать паникой и/или опасением. Действительно, не пора ли перестать удивляться собственной глубине и многогранности, занятости своих подвалов и забитости собственных чердаков? Лучше подумай над тем, кто все это копал и возводил. Ты сам? Твой брат? Кто-то еще, небезразличный к тебе и твоей судьбе? Узнаешь ли ты это наверняка на очередном витке? Разве не интересно все это выяснить, дорогуша? Иди дальше. Все свечи и фонари в твоем распоряжении, так что не потеряешься. Помни только, что то, что для тебя свет, для других может быть указателем твоего местоположения...)

И еще пара слов насчет юности.
Ты вряд ли кому-то позволишь себя этим попрекать или стыдить.
И будешь прав.

14:42 

Депрессия

Я все понимаю и смеюсь
Самое стремное, что происходит после постановки диагноза, связанного с ментальной сферой, - всю твою личность сводят к нему.
Ты не любишь вон тех людей, потому что у тебя депрессия.
Ты не соглашаешься с нами, потому что у тебя депрессия.
Ты расстроен не потому, что расстался с партнер_кой, а потому что у тебя депрессия.
Ты не улыбаешься двадцать четыре на семь, потому что у тебя депрессия.
Твоего мнения не существует, потому что у тебя депрессия.
Твоих увлечений не существует, потому что у тебя депрессия.
Твоей личности не существует, потому что у тебя депрессия.
Люди общаются с тобой из жалости, потому что у тебя депрессия.
Семья все еще сюсюкается с тобой, потому что не может посчитать тебя взрослым, ведь у тебя депрессия.

Но тебе, в общем, все равно, что это происходит с тобой. Потому что ты знаешь и другую часть этой истории.
Ты не убил себя в самые жуткие моменты своей жизни, потому что депрессия отняла у тебя на это силы.
Ты не испортил свою жизнь, следуя чужим путем, потому что депрессия не дала тебе увидеть положительные стороны в том, чтобы себя сломать.
Ты начал писать, обрел миры и персонажей, потому что депрессия уводила тебя подальше от скучной реальности.
Ты научился искать нужных людей, потому что депрессия научила тебя отбирать тех, на кого не жаль тратить и без того скромные силы.
Ты стал неплохим человеком, потому что депрессия научила тебя относиться к людям вокруг так, словно им тоже больно проживать каждую минуту своего существования.
Ты видишь больше, потому что депрессия приучила тебя ходить медленнее.

Ты благодарен своей депрессии.
И поэтому, черт возьми, отказываешься называть ее диагнозом, а самого себя - выздоравливающим или больным.
И хоть ты боишься рецедива, ты не жалеешь о тех годах, что вы жили вместе.
Как часто случается в жизни, дальше ваши пути расходятся. Но это не обесценивает, не обесценивает, черт возьми, не обесценивает того, что было.
Ты будешь говорить о ней, как о старой знакомой, "с которой вы когда-то хорошо пожили лет пять, даже не успели друг другу опротиветь" (с) Говорить столько, сколько захочешь, там, где захочешь, и тем, кому захочешь, потому что для тебя это _не_ постыдная тайна.
Тебя и дальше не будет тревожить, что тебя принимают за нее, ведь вы очень многим обменялись друг с другом, как живущая вместе пара за годы немного превращается в одно единое существо. Ты знаешь, что ты есть, ты знаешь, что ты - не диагноз, и этого в целом достаточно, потому что это твоя жизнь и твое прошлое.
Ты _не_ депрессия. И это не хорошо, не плохо, а просто факт.

12:12 

Маска

Я все понимаю и смеюсь
Ты взял маску из моих рук, как высшую меру наказания.
Наказания жизнью.
Первое время она была тебе мала и все время наровила спасть.
Но ты верил мне и держал ее крепко.
Держался за нее.
Посмотри теперь, как отлично она на тебе сидит.
Посмотри на свои глаза - это глаза хищника, а не жертвы.
Посмотри на свою походку - это прыжки ворона, а не птенца.
Посмотри в свое сердце - оно залатано, флейта без дырок.
И я мог бы гордиться своей работой, твоей жизнью...
Но знал ли я, прикладывая маску на обоженную плоть, что та прирастет, как кожа?
Что она пустит в тебя корни, как семя в благодатной почве?
Что ты еле-еле будешь способен через нее дышать?
Мне пришлось разбить ее,
Разбить ее прямо на твоем лице.
Теперь я буду кропотливо вытаскивать осколки.
Потерпи.
Я рядом.
Скоро ты сможешь снова открыть глаза.

@музыка: Алина Орлова - Kibirkštėlė

14:36 

О любви вокруг

Я все понимаю и смеюсь
Вчерашний день подарил тебе откровение: оказывается, с теми, к кому испытал нечто наиболее похожее на влюбленность, можно очень долго смеяться. Почти всю ночь, целое утро. Почти над всем.
И тепло обниматься.

Ты учишься называть все другими словами. Иногда это очень полезная наука, особенно если в результате нее легче дышать, спокойнее жить, проще идти на откровенность, которая, как ни посмотри, нужна в первую очередь тебе самому.
Энергия, которая до этого периодически сжималась до черных засасывающих воронок, едва ли не впервые течет спокойной рекой, и у этого ощущения нет привкуса временности. Можно не бояться, можно не биться головой в идол стереотипа, следование которому, как тебе казалось, обязательно, можно больше не бегать с отчаянием в душе из-за чувства, что этот бог никогда не поселится в тебе, и это настоящая трагедия, можно никого не обманывать, говоря слова, значение которых от тебя слишком, невероятно, невыносимо далеко.
Можно не любить.
И совсем не парадоксально то, что после принятие этого постулата любви внутри тебя становится только больше. Другой, не той, что ты так драматично искал, будучи уверенным, что, не любя, невозможно иметь какого-то важного куска самоценности. Теплой и мягкой, не требующей никаких жертв во имя ее, позволяющей опустить гранитные стены вокруг себя и просто обнять человека рядом. Ничего не предлагая, ничего не вынуждая дать взамен, просто передавай импульс любви и глубинного принятия.

Я тебя люблю.
Тебе есть место в этом мире.
Я рад, что ты есть в этом сейчас.
Пожалуйста, продолжай быть.
Ты нужен.
Ты любим.

22:50 

Поддержка

Я все понимаю и смеюсь
Сегодня знаменательный день.
Сегодня ты усердно не-умираешь от тишины.

За последние дни практически в тайне от самого себя ты сплел вокруг паутину. Крепкую сеть поддержки, к которой всегда можно обратиться.
Написать одному какие-нибудь глупости.
Прислать другому картинку с цветами.
Продолжать разговор ни о чем с еще двумя.
Иметь возможность поговорить по телефону с пятым.
Получить весточку от шестого.
Всегда иметь под рукой контакт психолога и телефон психиатра (хотя они оба последние, к кому ты обратишься; впрочем, это не мешает чувствовать себя немного увереннее).
Поздравляю, у тебя есть все шансы выжить.

Чтобы конструкция не развалилась, ты хочешь найти еще одного человека, кого-нибудь, кто сможет разделить с тобой крышу и стол, а также будет не против пообниматься время от времени.
Нет уж, любовей ты наискался на свою жизнь, пока что хватит. Так что речь не об этом. О простом соседе, о компаньоне. О друге, если повезет. О сотворце, если повезет еще сильнее.
А когда ты рассказываешь об этом своем плане, когда признаешься вслух, как тебе это нужно, тебя с сочувствием спрашивают: "Может, у тебя опять крыша едет?"

И ты мягко, спиной назад, с закрытыми глазами падаешь. Прямо на паутину. Она пружинит под твоим весом, мягкая и прочная. Ты не открываешь глаза и продолжаешь не-умирать.

03:13 

Конец эпохи

Я все понимаю и смеюсь
И тебе интересно, ощущали ли исторические личности, что эпоха заканчивается?.. Вот в тот момент, который позже историки назовут переломным, знали ли люди, что начинается что-то новое? Чувствовали ли они, что все меняется?

Твоя личная эпоха заканчивается прямо сейчас. Золотое время города и его людей уже почти увяло, и теперь неизвестно, что будет впереди. Но оно будет, в этом ты почему-то не сомневаешься.
Какими новыми дорогами пойдешь ты? В чем и ком теперь будешь искать себя?
Ничто не меняется так глобально, как это было при твоей "смерти" - перемены в этот раз ласковы и до одури вежливы (до того, что, удивительное дело, происходят вовне, а не внутри тебя самого). Но вместе с этим есть чувство, что меняется всё. И ничто уже не будет так, как было.
Вместе с чувством перехода ты едва ли не впервые в жизни не хочешь давать оценочных суждения. Ты не знаешь, будет впереди лучшее или все хорошее осталось позади. Да, собственно, и не хочешь знать. Ты всегда был сторонником мнения, что отличие уже само по себе хорошо. Правда, в твоей голове это всегда сопровождалось формулировкой "Ну хоть как-нибудь, только не так!"

Все будет... по-другому.
В том числе потому, что ничто не изменится.

09:23 

Не знать, злиться, оправдываться

Я все понимаю и смеюсь
Удивительное наблюдение из твоей жизни - когда твои отношения приближаются к разрыву, ты просто перестаешь понимать, что говорит человек. Словно все то время, что вы были ближе, в голове работал встроенный микро чип, автоматически переводящий чужую речь на твой язык, а потом он внезапно начал барахлить. Самое любопытное в этом то, что другие люди, с которыми ты консультируешься по поводу формулировок и набора слов, тоже не понимают, что хотел сказать твой почти-уже-не-партнер. Неразрешимость вопроса: "А почему раньше-то я все понимал?", тебя откровенно раздражает.

Ты вообще в последнее время часто бываешь раздраженным, злым, сердящимся, гневным. Вероятно, каким-то неведомым образом у тебя освободился ресурс на все это. Жаль, пока нет понимания, как направить все это на благо и продвижение дел, а не на самого себя и, изредка, на других людей с их привычками, голосами, мыслями.
Странное чувство злости, позволяющее помнить, что у тебя есть цель, которой ты хочешь достигнуть едва ли не любыми средствами.

Все медленно сдвигается, и тебе снова предстоит за этим наблюдать.
В жизнь приходят люди и говорят слова, которых ты от них не ожидал.
Ты спрашиваешь: "Как, где они это видят во мне? Я же, я же..."
Ты же.
Почти фаустовский герой - часть той силы, что вечно видит в себе зло, но, по словам других людей, совершает благо.
Кажется, сам ты никогда не поймешь, как же все это у тебя получается.

Aske Bris

главная