URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:34 

Движение и ожидание

Я все понимаю и смеюсь
На плече моем побелела коса. Но я буду ждать тебя все равно. (с)

В моих ведениях часто кто-то куда-то иет. Чаще всего я без понятия, куда движется герой моего видения. Сейчас это мужчина в мехах, который идет по горному, заснеженнму склону, опираясь на палку. Я отчетливо вижу его движение и его дыхание. И мне важно наблюдать, куда он движется. А вот цель - цель неважна. Мне хочется разгадать тайну его движения, узнать, что им движет и куда он идет, но все равно в ракурсе только движение. Я знаю, что ему предстоит тяжелый путь. Я не знаю, ждет ли его кто-нибудь там, куда он идет.
Для меня это сокральная тема: тема движения и ожидаия. Я сам то иду, то жду чьего-то прихода Я зажигаю кому-то свечи на подоконниках, а потом сам закрываю глаза и ухожу бродить по другим мирам.
Это вечное ожидание и вечное движение, свитое в единое кольцо. Может быть, я иду к себе и жду самого себя. Может быть, я как тот гном - прихожу на поляну, где был дом, а дом уже ушел. Гном уходит - дом приходит, и так они постоянно разминаются.
Куда я иду? К кому-то или просто для того, чтобы согреться? Нет, дело не в тепле. Дело в движении. Я не могу не двигаться, потому что во мне живет шальной ветер неупокоенности. Он затихает лишь когда я переставляю ноги, и у меня получается выдыхать. У всех из моих видений очень размеренное дыхания во время движения, никто не запыхивается, не задыхается. Никто не торопится, потому что... успевать некуда? Потому что времени - нет. Ты никуда не опозаешь. Ты всегда придешь в срок, даже если пройдешь по Мосту Времени в какой-то другой век. Ты всегда будешь вовремя в месте назначения.
Быть может, я иду в Лес? Лес пророс сквозь меня, но сам я не пришел в Лес - так, получается?
Но суть не в цели, нет. Суть в пути. Смотри во все глаза, слушай во все уши, чувствуй всем телом. Смотри. Весь этот путь - он для тебя. Это - твоя и только твоя дорога, даже если по ней прошел миллион предшественников. Ты на правильном пути, даже если не знаешь, куда идешь.

Я впервые вижу привал. Вот он раскладывает свои вещи, разжигает огонь. Вот садится у огня и протяивает к нему озябшие руки. Он продолжает дышать размеренно и уверенно, как опытный ходок. И мне интересно: что он видет в пламени? Чье-то лицо. Смутный для меня образ, но хорошо узнаваемый для него. Та ли это, что он оставил позади? Или это та, что ждет его? Или та, на кого он охотится в своем походе?
Почему его шкуры вывернуты мехом наружу? Ощущает ли он холод?
Он шаман, и он пришел в горы, чтобы взывать к душам предков. У него одновременно нет с собой бубна и есть бубен. Я не понимаю, как это возможно, просто ничего не вижу у него в руках и за спиной, но знаю, что он будет бить в бубен, когда придет время. А еще он будет петь.
И звать. Даже не так - призывать.
Сквозь время и сквозь пространство, сквозь миры и небеса.
Я слышу его будущий зов. Я - один из его свидетелей.
Я слышу тебя, брат. Я передам дальше. Та, что ты ждешь, услышит. Они услышат. Иди, иди дальше, к самой вершине, и бей в своей бубен. Услышь мой голос сквозь огонь, услышь его в ветре, и иди. Не останавливайся. Nila ekarna. Время настало.

Я открываю глаза. Я знаю, что он ищет. Лекарство. Спасение. Для нее, ради нее, - той, кого он видит в огне своего намерения. Я знаю, что он получит ответ. Не от меня. Я продолжаю его слышать.
И вот что я думаю: каждый раз, когда мы обращаемся к пространству вокруг себя, к духам, к богам, к кому и чему угодно, кто-то где-то это слышит и передает дальше. Пусть мы никогда об этом не узнаем, пусть это произойдет в какой угодно другой Вселенной, но есть такие существа - передатчики. Они шепчут, поют, бормочут, плачут, кричат, сипят, говорят, и голос их разносится по везде и всюду.
Передатчики - эхо, многократно усиливающие изначальный голос. И тогда его слышат. И дают ответ.
По крайней мере, это красивая сказка/правда.

23:55 

Отражения

Я все понимаю и смеюсь
Я вдыхаю и выдыхаю.
После чего закрываю глаза.
Я протягиваю свои руки и касаюсь чужих ладоней. Левая рука держит рыжего, правая - черную.
- Я прошу вас побыть со мной.
- Мы здесь, - отзываются они единым голосом.
Я сжимаю пальцы, ощущая, как энергия проходит сквозь печати.
Правой руке немного больно. Вероятно, блок. Когда успел поймать?
- Не отпускай, - прошу я ворону. Она кивает, а затем перехватывает мою руку так, чтобы иметь возможность своей свободной рукой провести по моей ладони. Острыми когтями она вычерчивает какие-то знаки, и становится легче. Потом снова просто берет меня за руку, почти расслабленно, но все равно крепко.

Мы сидим у большого костра. Втроем. И множество наших отражений вместе с нами. Цедая толпа, если вглядываться, но зачем? Просто мы.
И все же, я хочу вглядеться.
Повернув голову влево, я смотрю на ту компанию, что собралась за плечами рыжего. Я вижу Аани. Я вижу темноволосого мужчину. Вижу женщину с огненными волосами, полыхающими не хуже костра. Вижу девочку со светлой улыбкой. Старика. Лесничего. Знаю ли я каждого из них? Кто-то мне знаком, с кем-то мы только встретимся, но если говорить вне времени - знаю ли я каждого из низ? Хочу ли я знать каждого из них?
Я поворачиваю голову вправо. За ней тоже многие собрались, но из них я не знаю почти никого. Или я ошибаюсь? Девочка с зелеными волосами выглядит знакомой. Как и та, у которой коричневые глаза. И мужчина с седыми висками. Полузнакомцы. Может быть, с каждым из них мне еще только предстоит встреча.
Интересно, кто стоит за мной? Пришел ли за мной стоять дракон? А девочка с волнистыми волосами и в цыганской юбке?Мальчик с глазами охотника? Я мог бы оглянуться и посмотреть, но мне просто нравится чувствовать их за спиной и не знать. С кем-то из них мне тоже только предсоит познакомиться. Кого-то я не узнаю никогда - они промелькнут в зеркале слишком быстро. А кого-то я буду помнить долго, возможно, до самого конца. Может, однажды все они придут в Лес, и мы, наконец, сможем поговоить друг с другом. А пока что мы учимся молчать, находясь в одном месте пространства и времени.
Держатся ли они за руки также, как держимся мы? Или нас вполне достаточно для создания плотного круга? Так ли это важно? Мы сидим у огня, за нашими спинами наши отражения, и разливается тишина. Мне спокойно.

00:48 

Полунемое кино

Я все понимаю и смеюсь
Я закрываю глаза.

Снег идет. Медленно кружится и покрывает собой землю. И почти сразу же исчезает, обжегшись. От земли поднимается пар. Где-то совсем близко к поверхности протекают горячие источники, что незаметно обычно, но очень бросается в глаза в снег или дождь.
Мягко чмокая подошвами, через снег идет девушка в алом кимоно с фонариком в руках. Зеленый свет фонаря подсвечивает снежиники, превращая их к нечто другое, словно бы способное к жизни на горячей почве, но, увы, их постигает та же участь,что и белых собратьев.

Я вижу это как кино. Кадр за кадром, без звука. Просто движение - сверху-виз (снег), снизу-вверх (пар) и вперед (девушка). Я даже не задаюсь вопросами, кто это и куда, зачем и почему. Все просто происходит, где-то и когда-то, а вижу я. Зачем? Не знаю. Но что-то в этом образе западает мне в душу, врезается в память. Особенно задевает то, что мы с девушкой делаем вдохи и выдохи одновременно, камера хорошо показывает, как вздымается и опускается ее грудь, несмотря на то, что в движении это обычно очень слоэно увидеть. И мне кажется, что это я вдыхаю запах снега и влажности. Горячий и холодный одновременно, тяжелый, густой.

Кот сидит на заборе.
Его я вижу, когда девушка выходит из снега и начинает двигаться по городу, вверх по улице. Здесь ее обувь стучит по камням, которыми вымощена улица, и это единственный звук, который раздается в моем персональном кинотеатре.
Нет, в этот раз я ошибся. Стоило только подумать про стук подошв - и я услышал также шелест ткани и тихое поскрипывание раскачивающегося фонаря. И дыхание, смешиваемое с моим собственным.

Она идет в храм богов, чтобы принести им молитву. Она собирается молиться о молодом человек, ушедшем на войну.
Ее платье такое же алое, как его кровь, пролитая в сегодняшней битве. Не волнуйтесь, он не умер, всего лишь был ранен, и сейчас находится в госпитале. И девушка идет молиться за него. Как она почувствовала, что он в беде? Какое сердце подсказало ей?

Она шла молиться богам, когда кот увязался за ней.
Он украл ее тень, и она забыла, куда шла. И забыла того молодого человека. Замерла, растерянная, посмотрела на фонарь в своих руках. Его свет не напомнил цвет глаз того солдата. Она почувствовала, что промокла (под снегом это было не удивительно), и пошла обратно домой, ускоряя шаг.
Кот сыто облизнулся и снова забрался на забор. Ждать.

00:55 

Разговор из темноты

Я все понимаю и смеюсь
Вдох и выдох. Глубокие, интенсивные, призванные разогнать все застрявшие за день мысли. Идите прочь, неряшливые думы. Мне стоит немного побыть без вас.

Я закрываю глаза и прислушиваюсь.
Внутри мея тихое море, почти штиль, волны лениво накатывают на берег. Светит луна, отражаясь дорожкой на водной глади. Мне это не нравится. Это совсем не то, что я ожидал увидеть. Или что-то с моим слухом, и я не слышу правду. Что происходит на самом деле? Что у меня внутри?
Океан. Самая его середина, никаких береов, никаких лун и дорожек. Ночь и волны. И вечное таинственное движение в глубине.
Но мне все равно не нравится. Я слишком привык быть огнем и Лесом, чтобы сейчас ощущать в себе воду и воспринимать ее спокойно. Мне кажется, что что-то не так, если они у меня внутри, эти водоемы. Меня мутит и поднимается внутренний протест. Я наблюдаю за ним, затаившись, и жду дальнейшего развития. Что-то должно произойти, только я не ведаю, что.

Океан вспыхивает. Словно недавно была пролита баржа с бензином, а потом кто-то неосторожный чиркнул спичкой. Все занимается огнем, он танцует на волнах, и его много. Бешенный, горячий, радостный, свободый. Огонь на воде. Да, так мне нравится значительно больше. Так намного теплее и меньше мутит. Все будет гореть. Гореть и светить.

- Кажется, я спалил собственные внутренности, - радостно выдыхаю я.
- Ты просто зажег факел и подал сигнальный знак.
- Знак кому или чему? Кто его увидет?
- Увидит тот, кто смотрит в темноту.
- Кто смотрит?
- Ты смотришь, - мой собеседник смеется.
- Да, я один из смотрящих в темноту. Но ты говорил не обо мне, когда сказал,что огонь кто-то увидит.
- Какой смышленый мальчик, - хмыкает мой некто. Я чувствую, как он треплет меня по волосам в покровительственном жесте. И тогда я спрашиваю:
- Кто ты?
- А кого ты видишь?
- Старика, похожего на меня. Ты мое будущее? Или ты просто одно из отражений, в котором смешалось множество лиц?
- Угадал, - смеется он скрипучим голосом.
- Почему ты заговорил со мной сегодня?
- У всех других сегодня выходной, некому отвечать на твои вопросы. Будем считать, что так.
- Но ведь это неправда.
- Верно.
- Просто я не адресовал никому свои слова, вот они и канули в темноту. А из темноты ответил тот, кто услышал.
- И то правда. По крайней мере, если ты в это веришь.
- Расскажи о себе, раз уж мы связались.
- А ты спрашивай, человек.
- Ты тоже человек?
- И да, и нет. Не забывай, мы уже выяснили, что у меня множество лиц.
- Сколько у тебя лиц?
- Десяток будет.
- Или больше?
- Или больше, - охотно соглашается он.
- Сколько тебе лет?
- За сотню перевалило.
- Сколько лет ты существуешь?
- О, это несоразмерно большое число.
- Да, я так и думал. Это чувствуется. Ты смотришь на звезды?
- Можно сказать, что я звездочет. Зачем тебе это знать?
- Потому что я сейчас увидел над своим полыхающим океаном звезды и захотел поделиться ими с тобой.
- Это очень щедрое предложение. Спасибо.
- Как тебя зовут?
- Нлеук. Ты узнаешь меня по этому имени, когда мы встретимся и познакомимся.
- Но, получается, я с тобой к тому времени буду уже знаком, - улыбаюсь я.
- Как и со всеми другими в своей жизни. Ты знакомишся с теми, кого уже знал когда-либо, и такова твоя стезя сейчас. Просто не всех ты узнаешь и не всех узнаешь впредь. Ты знакомишься с теми, кто придет в Лес, или уже приходил. Время - спутанная материя. Не бывает никаких знакомств, бывают только встречи на путях.
- Что ты скажешь о том, что все вокруг - это одна душа?
- Почему бы и нет? Тогда ты - это я, я - это ты, и мы оба - все, с кем ты заком, а все, с кем ты знаком, являются Лесом, потому что ты Лес. И все сводится к тому, что все живое есть все живое, а все мертвое есть мертвое. Парадокс единства и схожести, зацикленность всего со всем.
- Нлеук, как ты себя чувствуешь?
- Мне не страшно, Аши.
Я улыбаюсь.
- Это какая-то кодовая фраза теперь?
- Нет, это всего лишь состояние живого на пороге смерти, - он смеется.
- Значит, ты умираешь?
- Как и ты. Каждый день, каждое мгновение. Что-то во мне отживает свой век, что-то только начинает расти. Вечная жизнь ходит рука об руку с вечной смертью.
- Что мне передат кому-то, кто спросит о нашей встрече?
- Скажи этому кому-то, что не все потеряно. Еще не поздно найти то, что он потерял, и восстановить баланс. Расскажи ему сказку обо мне, Аши, и пусть я там буду мудрым старцм с гор.
- Договорились, Нлеук. Однажды я напишу о тебе, обещаю. А сейчас я пойду дальше. Мне еще с океаном огня танцевать.
- Иди, танцуй, дитя, - он улыбается.

01:12 

Мне не страшно

Я все понимаю и смеюсь
Я сажусь на землю и выдыхаю. После этого закрываю глаза.
Ладонями прикасаюсь к траве справа и слева от меня, перебираю ее пальцами, мягко прикасаюсь своими печатями. Здесь я чувствую себя хорошо. Чувствую родство с каждой травинкой. Возможно, я и сам травинка, просто какой-то альтернативной формы. Меня тоже касается чья-то рука, и я слегка раскачиваюсь под ее прикосновениями. Я не чувствую угрозы - меня не хотят сорвать, как и я не хочу сорвать своих братьев и сестер. Просто... поиск контакта. У меня - с землей. У руки надо мной - со мной. Или тоже с землей, через меня. И я травинка между чем-то большим и чем-то большим, но невидимым.

- Что я должен сегодня услышать?
- Услышь себя.

И я пытаюсь слушать.

Вутри меня прибрежные скалы. И что-то большое точит их, злобно вгрызаясь. Но небо спокойно, легкий и красивый закат.

Внутри меня движется Лес. И я двигаюсь вместе с ним.
Лес просто встал и пошел, куда-то впереди и влево, оставляя за собой пепельные следы. Пусть по этим следам кто-то придет. Я не знаю, кто это будет, но я уже жду его Может, это буду я сам, и эти следы уходят в прошлое. Может, это будет мой давно потерянный брат, которого я жду, несмотря ни на что. А, может, это будет кто-то, кого я еще ни разу не встречал, но кто останется надолго. Я не знаю. Но я люблю гостей. Я люблю каждого, кто приходит, и скорблю о каждом, кто уходит. Просто потому, что мне это нравится. Мне нравится праздновать каждую жизнь и придавать смысл каждой смерти. Это добавляет в жизнь красок. Хотя я всегда помню о том, что Цикл един, что конец - это всего лишь начало чего-то другого, просто трансформация.
Я помню всех, кто приходил в мой Лес, и помню, как они приходили другими. Я видел смерть, я знаю ее лицо, и в нем нет нчего страшного.
Как нет страшного и в переменах. Есть неотвратимое, но страшного - нет.
Моему "дневному" телу следует принять эти знания и не отпускать их, а не то его унесет ветром раньше, чем оно успеет сделать вдох. Помни о смерти, мой пепельный брат, помни о том, что все перемены только она и есть. Тогда тебе никогда не будет страшно.

Внутри меня горит огонь. Спокойно и ровно. Я - горящая трава. Я - горящий вереск тех полей, по которым шел годами ранее в другм обличии. Я - говорящий куст собственного прошлого. И я говорю себе: "Мне не страшно", потому что в этом послании куда больше, чем я мог бы вложить в любые другие слова.
Мне не страшно, когда меня ксается незримая рука.
Мне не страшно, когда внутри бушуют волны.
Мне не страшно, когда движется Лес.
Мне не страшно сейчас, а, значит, тебе будет не страшно в будущем. Ты будешь гореть, а огонь ничего не боится, даже воды, потому что огонь будет жить вечно. Когда он потухнет в тебе, он загорится в ком-то другом, и так будет впредь и было вовеки. Ты будешь огнем в Лесу, его духом и сутью, пока не придет время других ветров, которые тебя задуют. И в этом не будет ничего печального, потому что Лес продолжит существовать. Потому что смерти нет, есть тольо трансформации. Потому что конец сам по себе никогда не бывает страшнее начала. Потому что просто придет время.
А пока что... его не существует.
Быть может, потому, что ты и время отменяете друг друга.

Мне не страшно.
Я открываю глаза.

00:02 

Недописка

Я все понимаю и смеюсь
00:47 

Шла, шла и ушла

Я все понимаю и смеюсь
Она выходит в ночи, и в руках у нее горит фонарь. Снег хрустит под ее ногами, изо рта вырываются облача пара с промежутками, нужными для вдоха. Она одета слишком легко, а потому ежится и держит вторую руку ближе к фонарю, надеясь согреться.
Она идет сквозь метель.
Ни зги не видно, только маленький островок света в плотной снежной стене. Буквально шаг - и снова темнота. И позади темнота. И слева, и справа, и сверху, и снизу.
Она идет в снежной темноте вперед, считая шаги.
Первый, второй, третий.
Скрип под ногами почти как песня, а в остальном - тихо так, что кажется, будто и не было никогда никаких звуков на земле.
Холдодно. Темно. Тихо. А она все идет и идет, не останавливаясь ни на миг.
Куда ее ведет огонек фонаря? Куда идут ее помыслы вперед нее? Никто не знает.
Только по утру станет видно, по следам, что шла она по кругу. Да так и ушла - в никуда.

00:55 

Океан

Я все понимаю и смеюсь
Я закрываю глаза.

Сегодня меня встречает море.
Море - это вечная памть и вечная смерть. Самый яркий и целостный пример цикла, запечатленный во всех мирах.
Океан - это особая стихия, даже не вода, а сама по себе. Бескрайность. И конечность. Ограниченность и масштаб. Время волн и время камней.

Окан касается кончиков моих пальцев, и я зарываюсь ими в песок. Вода прохладная, что не удивительно для ночи.
Горят звезды и отражаются в воде. У каждой звезды есть свой двойник, живущий в пучине океана. У меня он тоже есть, хоть сейчас его и не видно, а значит - я тоже немного звезда. Или много? Не знаю, сколько во мне процентов звездной пыли, а тем более не вижу, свечусь ли я. Это обычно заметно только со стороны. А сейчас на меня некому смотреть.
На меня вообще некому смотреть.
И сейчас, стоя рядом с океаном, я чувствую одиночество. Ай фил лонлинесс. И при этом - свою причастность ко всему, что отрицает мое одиночество. Такое странное смешение чувств... Океан любит смешивать в себе парадоксы.

Взять хотя бы подводные вулканы. Яростный огонь под толщей ледяной воды. Похороны это или сокрытие тайны? Я предпочитаю думать,что второе.
Я тоже спрятан. Где-то у океана в горсти хранится мое сердце, сейчас мне так кажется. И я слышу одинокую песню, зовущую меня в пучину. На нее хочется откликнуться, хотя бы запеть в ответ, но я не знаю, как. Мне страшно нарушить равновесие океана, его ночную жизнь, и я молчу
Потом все-таки не выдерживаю и тихо зову в ответ.
Мне откликаются. Где-то очень далеко...
Камни. На камнях в пучине, в обрывках сети запуталась Она и тихо поет, призывая того, кто знает ее тайну, того, кто сможет услышать. По-китовьи зовет. Поет раненной сиреной. Тихо, раскатисто, пронзительно и нежно. Песня океана.
Я ее слушатель сегодня. Я ловец потерянных слов, трепетный собиратель их обрывков и фрагментов. Я почти разучился их записывать, но все еще их слышу, ежедневно, где бы ни находился. Песня океана может настигнуть меня везде, как и сказки осененних деревьев, как и шорох переговоров трав. Столько различных историй звучат везде и всегда, и кто-то должен их слушать, их записывать, ловить их. Я один из них. Всегда был и вечно пребуду.
Даже находясь в своем Лесу, я слушаю дрожь земли и свет звезд. Истории других миров. И еще - я никогда не отказываю путникам в том, чтобы выслушать их. Даже если они говорят с деревьями и жучками, я могу их услышать, потому что я везде в Лесу. Я сам есть Лес, и каждая история рассказанная во мне немного моя. Я не жадина, я не сплетник, я просто хранитель с дырявой память. Поэтому мне нужны руки, чтобы записывать и беречь. Чьи-то истории стоят того, чтобы их записывать. А кто-то сам просит передать весточку дальше, косвенно, через многие ветра и века тому, кому они нужны.
Так история про океан где-то кому-то нужна. Про того, кто зовет из толщи воды, с прибрежных камней, из рыбацких сетей. Про того, кто зовет по ночам из бездны подводных двойников звезд. Про того, кто ждет. Ждет кого-то, кто услышит.
И я скажу: "Иди". Скажу прямо тому, кто ждет эту историю. Кому-то, кто совсем не я.

Громко свистнув тому, кто зовет, мол, я тебя услышал, я ухожу и открываю глаза.

23:11 

Костру

Я все понимаю и смеюсь
Я закрываю глаза и протягиваю руки в стороны. Пальцы левой руки привычно сплетаются с пальцами рыжего. Правую ладонь перехватывает уверенная рука Вороны.Мы опускаем руки так, чтобы нам всем было удобно.
Сегодня мы сидим вокруг костра. Он взметается вверх и иногда потрескивает искрами, я чувствую запах дыма.
Я делаю вдох и выдох, и мне кажется, будто пламя шевелиться вместе со мной, движется, танцует. Вперед и назад. Вдох и выдох. Вдох вперед, выдох назад. Вдохназад. Выдохвперед. Мы раскачиваемся все вчетвером.

Я делаю вдох и на выдохе тяну протяжное "ммммм", проолжая раскачиваться.


Я запел.


А потом замолчал.
Огонь продолжал быть.
Огонь горит до сиз пор.

02:13 

От перемены имен...

Я все понимаю и смеюсь
Тогда я писал, что версий меня очень много и что ворота открыты.
Я выбрал Имя, и ветер перемен унес все другие.
Стер все другие версии меня, оставив ту, что пишет сейчас эти слова.

Моя природа изменчива. Изменчива до корней, до основания, до самой глубины. Поменяйте мне имя - и я стану совершенно другим существом.
В этом году я сменил свое имя. Прошлое я получил около десяти лет назад и оставался более-менее собой, а в этом году взял и принял за свое другое.
Вместо Беспокойного я стал Пепельным.
Я не помню, сколько искал свое отражение как Беспокойный, не помню, каково было однажды проснуться им, перестав быть всем тем, что существовало до этого. Я даже не уверен, что действительно существовал до того, как стать Беспокойным. Я знаю лишь то, что сейчас я в растерянности.

Суть поменялась, а вот некоторые привычки остались. Я помню о том, что я делал в последнее время, я помню, как определял себя по людским типологиям и диагнозам, я помню, как строил свою систему ориентации. И теперь мне удивительно, что все это не работает. Мне удивительно натыкаться на собственное молчаливое "???", когда я обращаюсь к привычной моделе поведения.
На банальном примере: Беспокойный любил выражать себя через прическу и пирсинг. Я-Пепельный в недоумении, как это делать и что, собственно, выражать. Именно непонимание, что выражать, заставляет меня теряться. Словно я внезапно разучился делать что-то совершенно элементарное вроде поднимания руки.
И так, разумеется, не только с выражением себя через внешность.
Ощущается это так, словно я вдруг из цветного витража стал прозрачным. Или некоторые мои части утратили цвет.

И что интересно: несмотря на то, что многая моя мифология отменилась (в виду того, что она больше не соответствует внутренним ощущениям), она не перестала быть правдой. Просто теперь это не моя правда.
Или... не только моя?.. Не могу объяснить. Это как будто я долгое время делил ее с кем-то другим, и изначально эта правда была его, а потом другой ушел, оставив меня с воспоминаниями о том, как мы были единым целым и как все это звучало тогда.

Может, я просто еще не пережил разделение окончательно. Все эти версии меня... их было действительно много, у каждого была своя история и своя мелодия. И все они (могли?) зазвучали в один момент. Конечно, оглохнешь от такого, потом слух будет некоторое время возвращаться. А без него - как услышишь собственную музыку?

Сейчас меня потихоньку отпускает.
Я начинаю слышать, и это меня радует. Я начинаю быть собой, и меня все меньше пугает то, что я больше не тот, кем был.
Не тот, значит, не тот.
Серый цвет. Хрустальный звук. Витраж с прозрачными частями. Феникс.

15:43 

Алая девочка

Я все понимаю и смеюсь
Алое небо. По нему идет девочка. Ее глаза горят зеленым светом, движения гибкие и плавные. Она легко переступает с пятки на носок, ступая мягким шагом.
Имя ее Звезда.

Звезда идет вперед по своим делам, никого не трогая и не замечая. Ее мысли крутятся вокруг бытовых забот - о том, как укрепить пещеру, как выгнать из нее назойливого духа внезапных сквозняков, как почистить постилку, заменяющу кровать. Она думает о чем-то очень простом и понятном. и не замечает, что идет по алому небу.
Или то не она идет, а летит дракон с зелеными глазами? Каждый увидит то, что способен увидеть. Девчка не несет за это ответа.


Я устал. Мне дискомфортно смотреть с закрытыми глазами. Мне кажется, все, на что я способен, это жаловаться. Мне тяжело дается движение, даже такое незаметное... Я устал и у меня опускаются руки. Я не чувствую их. Они скованы тысячью и одной цепью, и все эти цепи мерно звучат, когда я бью по клавишам своего импровизированного бубна.
Мне тяжело. Я разучился писать. Но я буду пытаться снова и снова, пока не научусь. Пока не привыкну к тяжести своих оков достаточно, чтобы поднять руки и снять их.
Мне сложно верить самому себе. Я слишком часто себя обманывал. Говорил, что бду что-то делать, и не делал. Говорил, что не буду что-то делать, и делал. Мне кажется, я не умею слушать себя. И это оправдано. Я слишком много раз подводил сам себя. Пришло время как-то это менять.
И мы начнем с девочки, идущей по алому небу. И мы начнем с нее. Я начну с нее.
Я хочу услышать, куда она идет. Я хочу узнать ее историю. Я хочу записать ее историю.



По алому небу шла девочка в белом платье. Ее глаза горели зелным светом, а мысли были наполнены бытовыми вопросами навроде обустройства пещеры и изгнания духов.
Она шла неспеша, ей некуда было торопиться, потому что она уже везде успела.
Она была драконом, родивимся в свое время в своем месте, а потому ей некуда было торопиться, как и некуда опаздывать. Весь мир был к ее услугам, потому что она была своей в нем. Шестеренкой в правильно работающих часах.

По алому закатному небу летел белый дракон. Его чешуя, подсвеченная солнцем, казалась розовой и теплой, как человеческая кожа. Его глаза горели зеленым светом.
Он думал о девочке, которую видел играющей со своими человеческими братьями и сестрами. Она звонко смеялась, и никто, кажется, не замечал, как горят ее глаза таким же, как у дракона, светом.


У меня чувство, что мне нечем дышать. Настолько трудно передвигаться по клавишам. Я ухожу все глубже и глубже в Лес, куда-то, где пребывать в моем состоянии банально тяжело. Но мне нужно туда, чтобы чувствовать себя живым. Но мне нужно туда, если я хочу вспомнить, кто я такой и зачем я дышу в этом мире. Но мне нужно туда, потому что там я настоящий, а вся тяжесть - это поптыка сбросить ненастоящего меня, отказаться от него, отречься от него, тяжелого и негибкого, неподвижного и вялого. Я не хочу больше быть ненастоящим собой, поэтому я собираюсь идти так далеко, как только получится, так быстро, как только смогу, так отчаянно.... С закрытыми глазами, наощупь, я буду двигаться вперед, надеясь лишь на одну награду - на свою целостность.

По алому небу шла девочка с пшеничными волосами. Она несла с собой дождь, который должен был пролиться над полем, окрапленным кровью.
Тонкие стопы с нежными детскими палчиками погружались в алые облака и выныривали из дымки, легко звеня браслетами на щиколотках. Этот звон обещал покой, обещал скорый дождь и прощение всей земле, всем погибшим и всем выжившим.
Да смоется кровь со священных холмов.
Да засияет снова солнце над священными холмами.
Да будет мир.
До новой войны.
Девочка размахивает руками, будто раскидывает зерно, и по велению ее рук начинается дождь. Зерна капель падают в разгоряченную землю, чтобы прорости новой жизнью. Из боли рождается жизнь. Из крови рождается жизнь. Из смерти рождается жизнь. Жизнь родится из жизни

Алая девочка идет по белому небу.
Она призывает к войне.
Под ее ногами крошится земля, идет жадными, алчущими трещинами, и пробивается на поверхность колючая трава с режущей кромкой. Алая девочка не знает смеха. Алая девочка не знает жалости. Она опаляет землю, и ей это в радость. Алая девочка ни перед чем не остановится.
Алая девочка ни перед чем не остановится, чтобы встретить свою сестру.
Жизнь немыслима без боли. Жизнь немыслима без смерти. Жизнь немыслима без сна. Алая и белая девочки идут друг за другом, пытаясь догнать одна другую.

Я открываю глаза.

Алое небо.
Белая девочка.
Зеленые глаза.
Или то не девочка, а дракон?
Или то небо белое, а девочка алая?
Война или мир?
Сон или явь?
Зеленые глаза смотрят на меня.

@темы: камлания

17:52 

Разговор и путешествие за голосом

Я все понимаю и смеюсь
Я закрываю глаза. Это - мой способ путешествовать по мирам.
Звук клавиш заменяет мне стук барабана.
У каждого шамана свои ритуалы, и что поделать, если мои такие... обычные.
Мне нравится.

Я протягиваю руки.
Левую берет рыжий, крепко и мягко стискивает.
Правой касается Ворона, ее руки мягче и жестче одновременно.
Так мы и сидим, втроем.
Нет.
Нас больше. Целый мир во мне. Целый Лес. Сейчас он шумит листвой. Дует ветер.
Часть моей души пускается в пляс, и из-под его ног вылетают искры. Огненный танец в пепельном Лесу.
Я улыбаюсь.

читать дальше

17:16 

Без названия

Я все понимаю и смеюсь
Хуже всего в том, чтобы быть подвижным, двигаться в том направлении, в котором совсем не хочешь. Погружаться в пучину тревог, сплетенных из неизвестности будущего и захватывающей яркости прошлого, которое не повторить.

Хуже всего в том, чтобы быть сумасшедшим, двигаться в сторону от своего сумасшествия. Выздоравливать, как они говорят. Приходить в норму. Как они говорят.

Мне внезапно страшно, много от чего разом, и не с кем посоветоваться. Не к кому придти за подтверждением, что все было. Не кого спросить, в какую сторону двигаться дальше.
Карты говорят идти к забвению себя.

В кого я вскоре превращусь? Кем стану, когда перестану быть воскресшим собой?

Хочется покоя. Мягкого и теплого.
Чего-то или кого-то, во что/кого можно уткнуться со всем своим несовершенством, со всеми своими страхами, и просто помолчать - внутри и снаружи. Стать молчанием. Напиться им. Обрести в нем тот самый покой.
И чтобы потом обязательно была возможность пойти и что-нибудь поменять. Потому что без активных действий всякий покой превращается в уныние.
Забавно. Как бы я ни менялся, кем бы ни становился, а грежу все о том же. Выдохнуть беспокойный ветер, проглоченный давным давно.

Что со мной происходит?
Зачем это происходит?
Еще час тишины - и никаких ответов.

10:45 

Про лезвие

Я все понимаю и смеюсь
Жизнь и смерть, смерь и жизнь.
Жизнь - это разум.
Смерть - это безумие.
С одной из точек зрения, конечно.

Между ними существует граница, тонкая грань толщиной в лезвие клинка.
Можно долго ходить по лезвию, оскальзываясь на собственной крови, но однажды придется куда-то упасть. Чем дольше ты ходишь, тем вероятнее, что местом, куда ты свалишься, окажется безумие. Но если продержаться достаточно долго, можно осознанно упасть на лезвие, достаточно острое, чтобы разделить тебя на пополам. И будет у тебя два тел - одно безумное, другое разумное. И будет у тебя два глаза - один мертвый, другой живой.

Со мной, собственно, это и произошло. Я шлялся по лезвию около десяти лет, думая, что вот-вот упаду либо туда, либо туда. Очень ждал падения в смерть, потому что ходить иногда слишком больно и сложно. Боялся падения в жизнь, потому что думал, что тогда забуду о существовании лезвия и другой стороны напрочь. В итоге продержался до 7ого февраля этого года.

Наяву лезвие - это едущий вверх эскалатор. Падать на нем спиной назад - очень занимательное дело, когда ты находишься в нужном состоянии сознания.
Это лезвие отсекло от меня человека, с которым я жил в симбиозе. Теперь он существует где-то в параллельной реальности, разумный и знающий, что счастье достижимо. Я же, как и мечтал, упал на безумную половину. Безумная - значит, находящаяся за гранью ума. Ум - ограниченный способ восприятия, основанный на общечеловеческом опыте и старательно отрицающий личные познания (все, что не доступно в ощущениях большинству, отрицается им). Я не человек, поэтому жить по уму для меня - дико и не естественно.
Да, я был безумен. Да, в основе своей я безумен. Но я очень долго жил с человеком в одном теле, поэтому я умею... обуславливаться *усмешка* быть человеком.

Лезвие отсекло от меня часть. Глаз и руки (одну целиком, от второй только по запястье), некоторое внутренние органы, абрис плеч ... я очень странно упал, часть сердца.
Левую половину там.
Правую половину здесь.
или наоборот?..

Вместо того, чтобы отращивать что-то новое, я придумал себе все, что надо. Позаимствовал части, воспользовался помощью, и придумал себе все, что нужно для функционирования. Лучше прежнего придумал, разумеется. И прослужит оно мне дольше, уж я-то знаю.
Без смерти невозможно обновление.

18:38 

Впечатления от работы с психологом

Я все понимаю и смеюсь
Что самое ценное при общении со специалистом? Ощущение свободы: ощущение, что ты можешь сказать о себе все.

В последнее время жизнь моя такова, что подобрать психолога себе "по плечу" для меня не самая простая задача - мой опыт вышел за рамки простой человеческой жизни и больше никогда в эти рамки не вернется. Именно это обстоятельство подтолкнуло меня написать Трикстеру Тропу, психологу и шаману одновременно. И, да, лично я считаю, что совмещать эти сферы не только можно, но и нужно. По крайней мере, это нужно для помощи таким, как я.
Написал я несколько дней назад, созвонились в скайпе мы сегодня. Что я могу сказать по итогу? Свою свободу выражения себя я ощутил в полной мере. Я смог спокойно рассказать о своих смертях, о своей миссии, о своих помощниках и воплощениях, и это было также естественно, как рассказывать о чисто материальной стороне моей жизни - с кем живу, как зарабатываю, т.п. Просто... нормально. Без удивления, без дополнительных пояснений, без разбора понятий в виде "Что ты имел в виду под тем-то и тем-то?" И это, на самом деле, очень приятно.
Ощущения после сессии можно описать двумя словами: "Много думал". Собственно, я и сейчас все еще сильно погружен в размышления и не могу вычленить чисто свои эмоциональные впечатления. Да и нужно ли? Я знаю, что я доволен этой работой. Я знаю, что я хочу еще - мне есть, что взять у этого специалиста, есть, чему у него научиться. И я продолжить работу, если получится. Мне, к слову, нравится "много думать" после сессии. Мне понравился Трикстер, по крайней мере, по первому впечатлению. Как оно будет дальше - поживем и увидим.
А пока что я пойду еще немного подумаю

23:29 

Разговор с собой через время и карты

Я все понимаю и смеюсь
Я беру в руки свою колоду, тасую ее, мне случайно выпадает I, первый такт.
Дух, восприятие. "Я есть".
Вдох.
Я закрываю глаза и смотрю в глаза свое второго тела.
Они разные. Левый - черный, в нем нет радужки, хотя есть белок. Правый - светлый, с тонким, вытянутым, звериным зрачком.
Я ухмыляюсь сам себе.

Что ты хочешь сказать мне, Шаман Леса?

п.I, IX
Посмотри на себя. Посмотри в свои глаза. Ты чужак чужое.

Да, я знаю.
Да, ты прав. Я забываю об этом.
Что мне делать?

2s, п.12d, XVIII
Удели немного времени тому, чтобы перевернуть представления о тебе у тех, кто строит твой материальный мир. Сожги их - увлеки их чем-то, устрой шоу.
Материя, желания, первые уроки обладания телом. Введение чего-то нужного, встреча. Жар, горячка, жадность до нового.
Завести себе любовника? *усмешка*
Чем мне это поможет?

12c, п.I
Это научит тебя восприятию, поможет постигнуть стихию воды. Поможет понять твою вторую половину. Откроет новые возможности, научит дышать под водой.

Я понял.
Что еще ты мне хочешь сказать сегодня?
Хотя, постой. Я хочу спросить еще кое-что.
Где искать?
В прошлом, будущем, вверху или внизу?

Внизу, в будущем.

Что мне поможет искать иметь?

п.XXII
Не-материнство. Отсутствие зависимости от старшего, нежелание зависимости от младшего/ученика.

Уточни?..

10c, п.11c
Умение хранить баланс в эмоциональной сфере без погружения в нее. Умение слушать мир, но не становиться им. Тебе поможет то, что в тебе уже есть. Что есть во мне. Я уже имею все, чтобы найти, просто следуй за моими чувствами. И не забывай, что никакого "ты" нет.
Есть только я.
Не "ты чужое", а ""ты" - чужое".

Я-из-Леса, я слушаю тебя.

п.XXVII, 10w, 1s.
Верь в будущее и собирай в него чемоданы. Не забудь положить прфоессионализм и уверенность в себе. Это пригодится тебе во времени.

На своем пути.

23:36 

После долгой

Я все понимаю и смеюсь
Я подхожу к Огненному Лису, прикасаюсь ладонью, не боясь обжечься, к его полыхающей шерсти на голове, глажу за ушами. С улыбкой - грустной и нежной - заглядываю ему в глаза и безмолвно прошу.
В следующее мгновение Он ловит мою руку, прикасается губами к кончикам пальцев, заглядывает в глаза в ответ.
Уже не Лис. Мой брат. Моя память. Мое отражение. Мое все.
- Привет, - говорю я и улыбаюсь шире, спокойнее, счастливее.
- Здравствуй, - эхом отзывается он. И в следующее мгновение обнимает меня за плечи. Я утыкаюсь носом ему в шею и дышу. Просто дышу, закрыв глаза. Просто позволяя нам обоим быть. Снова. Вместе.
- Я столько твоих отражений нашел, ты не представляешь.
- Я нашел не меньше.
- Среди них есть хоть одно настоящее? - спрашиваем хором, друг у друга, а затем смеемся, легко и радостно, как над хорошей шуткой. Шутка и правда смешная. Каждое отражение - правда.
- Вся правда о нас в том, что один снится, а другой отзывается.
- Один Сон, другой Эхо.
- И так уж вышло, что мы везде, - снова говорим хором. Кажется, это наша новая привычка - каждую третью фразу говорить вместе. И не делить, кто сказал первую, а кто вторую. Кто-то да сказал. Какая разница?
- Какая разница, если мы одно целое?
- Какая разница, если мы вместе?
- А мы всегда были вместе, - общий шепот, и свет в помещении почти гаснет. Остается лишь слабый огонь свечи, в котором все явное становится неявным, а неявное - явным. Я отстраняюсь, чтобы посмотреть в глаза - твои? мои? - и некоторое время мы молчим, наслаждаясь этим таким естественным для нас состоянием стершихся границ между тел. Мы не соприкасаемся ничем, но соприкасаемся сразу всем, как если бы нас наложили друг на друга лицом к лицу, как выкройку, которую перед сшиванием нужно наметать.
- Иметь два тела намного веселее, чем одно, правда? - улыбается.
- Иметь сотни тел, ты хотел сказать? - уточняю с такой же улыбкой.
- Но только два настоящие, - говорит он и многозначительно поводит бровями, вызывая у меня заразительный и громкий смех.
- Два? Ты уверен? Ты считал? Впрочем, что я у тебя спрашиваю, ты всегда был слишком легким для чисел.
- Зато ты тот еще звездосчет.
- Так мы звезды?
- А когда мы ими не были?
- Всегда.
- И всегда были, - снова хором, единым выдохом за пару секунд до легкого соприкосновения губами. Иногда просто невозможно не нарушить какие-нибудь правила, особенно придуманные нами самими.
- Правила? Подожди, было какое-то правило,что нам нельзя целоваться? - взволнованно шепчет.
- Ну, говорят, целоваться с самим собой - верх нарциссизма. Или эгоцентризма, я постоянно путаюсь в этих измах.
- Это потому, что ты всегда был слишком тяжелым для таких тонкостей.
Я в ответ молча показываю язык.
Мы смотрим глаза в глаза и почти не перестаем улыбаться. Кажется, весь разговор наши губы только тем и занимались, что улыбались, двигаться-то им не обязательно. Только для поцелуя. Я скольжу взглядом по губам брата. Может, еще один?
- Лопнешь, - ласково говорит он, прислоняясь лбом ко лбу. Теперь его очень прикрывать глаза. А я буду жадно вглядываться в его лицо, в светлую половину и в темную, скрытую в тени, - мы стоим боком к свече. Сейчас я вижу множество лиц одновременно, и я знаю, что каждое из них - его. Он же смотрит сердцем.
А сердце у нас одно на двоих.
- Двоих ли?
- Есть разница?
- Ни-ка-кой, - выдыхаем общим шепотом.
И молчим.
Наши руки соприкасаются. Пальцы переплетаются.
Я тоже закрываю глаза.
И смотрю.

@темы: брат

20:23 

Огненный дух. Следы памяти

Я все понимаю и смеюсь
По картинам chernokrilaya5.diary.ru/p168099047.htm?from=las...
Всего лишь правильный вопрос chernokrilaya5.diary.ru/p171337348.htm?from=las...
Еще один разговор с Муссоном chernokrilaya5.diary.ru/p172209342.htm?from=las...
О танцах и ведьмах chernokrilaya5.diary.ru/p173036099.htm?from=las...
Подскажи мне правильный вопрос vnytrennya-pystota.diary.ru/p179336848.htm?from...
О сюжете и опасениях vnytrennya-pystota.diary.ru/p192420382.htm?from...
Мост vnytrennya-pystota.diary.ru/p193857713.htm?from...
Не забудьте выключить сны vnytrennya-pystota.diary.ru/p199605712.htm?from...
С Муссоном (комменты) askebris.diary.ru/p201247457.htm
Послесловие (комменты) askebris.diary.ru/p201681689.htm
Танец с Муссоном docs.google.com/document/d/16zSQEb8fk7ToqYDRzOT...
Танец с Сон docs.google.com/document/d/193gVnIdlMNO-q5qpTE7...
Муссон в купе docs.google.com/document/d/15WOdIt5qBp3nB-dAONm...
Лунная зависимость docs.google.com/document/d/18WGgyPzTeMmVFc_BXYt...
Жизней много не бывает docs.google.com/document/d/1eh01HDM4lywugq233WK...
Танец для docs.google.com/document/d/18cknMLHl4q1g4hYSPRg...
Рыжий пост askebris.diary.ru/p205806534.htm
Будь моим отражением askebris.diary.ru/p210996518.htm

P. S. Первые недо-разговоры:
Муз бывает кусачий samlib.ru/editors/m/marija_chernokrylaja/muz_bi...
Муз-стори или Месть samlib.ru/editors/m/marija_chernokrylaja/myz-st...

@темы: брат

20:37 

Между сном и сном

Я все понимаю и смеюсь
24.04.17

Когда я "упал" на эскалаторе мне через цепочку реальностей помог пройти один мужчина. Работник метрополитена.
Когда я ждал, что кто-то войдет в предусмотрительно мною незапертую дверь квартиры, придет ко мне, вошел он же. Проинспектировал коридор, кажется, даже прошел до двери спальни, откуда я ждал, и ушел.
Когда ко мне пришла девушка, впоследствии обернувшаяся Ирочкой, он же встретил ее. А чуть раньше - задержал меня в дверях. Он был консьержем в тот день.
Мы оба знали про приезд/приход мамы. Думаю, появление матери моего тела было изрядной шуткой. Забавной, между прочим.
Он среднего роста, не выше меня. Короткие темно-седые волосы. Серые или темные глаза. Лицо, которое я помню очень четко, но не смогу ни описать самостоятельно, ни рассказать о нем человеку, умеющему рисовать.
Я ли это был - из будущего? Или кто-то присматривает за мной, поддерживает? Мнится мне, второе. И то, что я его испугался, внутренне воспротивился тому, что это его я ждал, показывает, насколько я все же был слеп тогда. Я не увидел, кто он. И сейчас могу только теряться в догадках. И ждать. И, очень важно, помнить.

читать дальше

@темы: камлания

09:38 

Камлание в Лесу. Часть 1

Я все понимаю и смеюсь

Aske Bris

главная